Tags: вспомнить все

Probably Me

Фоточка.

Как-то я ее потерял, но вот наконец-то нашел. Были когда-то и мы, хм... рысаками. В рубашках с воротом "апаш" с рукавами фонарем и гэдээровской электрогитарой. Коньки себя не оправдали в этом сезоне, поэтому я решил копнуть в другую сторону, поднять другую волну моей памяти. Квин, Пинк Флойд, местами даже и Слэйд. До сих пор угораю над случайно сохранившейся транскрипцией на русском "You're In The Army Now", текст которой снял на слух с записи (почти точно, кстати, но прослушал раз двести, наверное) и сделал "звукомычание" по просьбе друга для его группы, где английским не владел никто, но все мастерски воспроизводили англоязычноподобные звуки.
А временами даже и свои песенки случались.
Collapse )
Эх, золотые деньки.

mgroup
Probably Me

Коньяк.

- Ленк, ну дай "Капитана Блада" почитать...
Я ныл уже наверное с полчаса. Сестрице доставляло удовольствие изводить меня. Она знала, что интересная книжка может вполне стать предметом торга, или же сыграть как аргумент при проведении воспитательных мероприятий.
- Не ной. Ненавижу, когда ноют. Настоящие мальчишки никогда не ноют.
- Я не буду. Ну дай...
Это сейчас я пожал бы плечами, пробурчав: "Ну, значит я - ненастоящий. Меня вообще нет." Потом выхватил бы книжку из ее рук и ушел в другую комнату читать. А тогда, в первом классе, приходилось канючить.
- Пол на кухне протер?
- Протер. Ну дай почитать...
- За хлебом сходи, тогда дам.
Я послушно шел за хлебом.

Collapse )
Probably Me

Пироги и блинчики.

Вообще-то все это началось ну очень давно, с О’Генри, которого мне как-то подсунула сестра, чтобы я к ней не приставал. Она быстро вычислила, что лучший способ меня обездвижить и обеззвучить - интересная книжка, и достаточно успешно манипулировала мной, модерируя мой доступ к литературе. Рассказ «Пимиентские блинчики» просто поселился во мне на какое-то время, я столько раз прочел его, что был в состоянии пересказать очень близко к тексту. Образ ловкого, бесстрашного, но простодушного ковбоя по прозвищу "Верная Смерть", легко управлявшегося как с кольтом, так и со сковородками, завладел мной целиком и полностью. И если с кольтом все было ясно, то есть плохо (в СССР с кольтами было неважно тогда), то со сковородкой у меня были все шансы. Морок спал через какое-то время, я успел испортить кучу продуктов, но не обрел кулинарной уверенности в себе, хотя и научился кое-как печь блины из блинной муки.
Следующим этапом были пирожки с повидлом. Эта история стала мемом, как теперь говорят, нашей семьи. Отец получал на работе бесплатное молоко, на станции продавались пятикопеечные пирожки с повидлом, и для меня не было большего удовольствия, когда я мог совместить холодное молоко и горячие пирожки с повидлом. Мать однажды заметила этот паттерн и устроила отцу, который и покупал мне пирожки, настоящую выволочку.
- Хватит кормить ребенка всякой покупной гадостью!
- Так ведь домашнего-то нет, вот и перебиваемся покупным. А ему, между прочим, нравится!
Collapse )
Probably Me

Имя.

Могли назвать Николаем, отец - Николаевич. Могли и Иваном, мать-то - Ивановна.
Как я сейчас понимаю, авторитет обоих дедов для этого был недостаточно высок. Видимо потому, что отца отправили в самостоятельную жизнь довольно рано, фактически выставили из семьи, и деда Николая я видел в жизни ну может пару раз. А бравый дед Ваня - милиционер и борец с басмачами, неудачно сыграл налево, причем неоднократно, и не был бабкой прощен до конца жизни, развод она оформила самостоятельно - в те времена с этим было просто и разговоры о нем в семье никогда не велись. Во всяком случае, от бабки я про него ничего не слышал, а мать говорила скупо и неохотно.
Отец хотел назвать меня Никитой, в 1961 году это было популярное по понятным причинам имя, но мать настояла на Сергее. Я никогда не спрашивал почему, а она не говорила. Я знал, что у матери был старший брат, погибший на фронте, но никак не связывал этот факт с собой. Мне о нем практически ничего не было известно. Он пропал без вести в начале войны, прислав всего лишь одну открытку из части, готовившейся к отправке на фронт. Лишь после смерти матери я с огромным удивлением узнал от сестры, что меня назвали в его честь.Collapse )
Probably Me

Яблочко.

Третий день привожу в порядок графическое наследие с целью продажи на стоке. Очень многое приходится переделывать, периоды бешеной молотьбы, когда четко знал - что на бумаге проявится, а на что можно не обращать внимания,  остались далеко позади. Стал заедать перфекционизм с уклоном в манию гармоничных кривых.
Вот тут-то я и попался - внезапно вспомнил несчетное количество лекал в отцовском кабинете. Все сразу встало на место - я осознал, что в крови моей бродит унаследованный вирус картографа. Только вместо рейсфедеров и кривоножек - кривые Безье, а вместо извилистых рек и штриховок болотистых местностей - орнаментальные элементы.
А так все то же самое.
Яблочко от яблони...

Кажется, я никогда еще не получал столько удовольствия от работы - тихо, спокойно, время летит незаметно, один за другим на экране возникают вектора, складывающиеся в беззвучную музыку орнамента.

Мне нравилось на цыпочках зайти в отцовский кабинет по скрипящему паркету и заглянуть через его плечо. Увидеть указательный палец левой руки, вечно исчерканный линиями туши, разглядеть на очередной карте высоты и глубины земного рельефа, прижаться к его плечу и вдохнуть знакомый запах. Пожать плечами в ответ на его вопросительный взгляд. Просто зашел, соскучился. Я не буду мешать, только постою рядом.

К вопросу о дорогах, которые мы выбираем.
Probably Me

Я суперстар.

Datsun-120Y
Ну кто еще может похвастаться тем, что его первая машина была 1976 года выпуска?
Да, ездил как дурак  на красной машине.
Сейчас сей раритет купить еще можно, но уже не в России. Японцы ухитрились создать реально харизматичную тачку - до сих пор за бугром есть фан-клубы этой модели. Ко мне Datsun 120Y coupe попал в своем 18-летнем возрасте и выглядел невероятно круто. Никто даже предположить не мог, что под капотом этого красавца всего-то 1,2-литровый движок со смешными 56 лошадьми, поскольку весил он чуть более 600 кг и уходил с места довольно резво. Но и быстро выдыхался.
Когда пришла пора менять его на что-то более серьезное - отдал за смешные деньги и до сих пор жалею. Сейчас было бы самое время заняться реставрацией такого чуда.
DSCF1057
2008

Ностальгическое.

Вот уж не думал, что судьба занесет меня сегодня в знаменитую чебуречную на Сретенке, где был последний раз в 1980 году. Пришлось переться в Москву, клиент слезно умолял привезти часть тиража сегодня, он, видите ли, уже DHL заказал на развоз по своим заказчикам. Плюнул на принципы, поехал.
Отсалютовал прошлому тремя чебуреками. Пока ел, вспоминал, как сестра заискивающе вопрошала, а не сходить ли мне за чебуреками. Я согласно кивал, брал небольшую алюминиевую кастрюльку с крышкой и шел в "Дружбу", благо мы жили в пяти минутах неспешной ходьбы от нее.
Лично мне показалось, что вкус тот же. 
2008

Камень.

Наконец-то. Белорусский шамот, 30х40х2 см, прекрасно лег на решетку духовки. Цена вопроса менее 2 т. р., это вот мне особенно понравилось.
Эксперименты с грузинским хлебом довели до мука 500/вода 330/соль 15 и такое соотношение дает сейчас вполне удовлетворительный результат. Жаль, что духовку больше 250 разогнать не удается. С тестом 66% влажности мне до сих пор сталкиваться не приходилось, есть свои сложности, но ничего ужасного, главное - не торопиться, тем более, что результат того стоит. Миксер, наверное, не помешал бы. (Каламбур, ага, он бы как раз очень неплохо помешал.) Но и ручной замес имеет свои приятные стороны, момент, когда тесто схватывается, безусловно хорош.
=========
Чего вспомнил... Мне пять лет и я не могу оторвать восхищенного взгляда от того, как бабушка вымешивает тесто на пироги.
- Ба, давай я тебе помешаю!
- Кто мешает, того бьют.
Хорошая у меня бабушка была. Нордическая. При такой бабушке любой дурак в карты играть научится раньше, чем уверенно читать. Что и произошло.
2008

Увидел и вспомнил.

You only live once, but if you do it right, once is enough. – Mae West

Я даже не помню, где впервые (кажется еще в ранние постсоветские годы) прочел эту фразу, поразившую меня в тот момент совершенностью формулировки. И уж конечно я и представить себе не мог, что она служила визитной карточкой довольно отвязной особы, откровенно намекавшей на то, что если в этой жизни успеть попробовать все, то второй и не понадобится.
Будучи неподготовленным наблюдателем, я, разумеется, упустил ту бездну цинизма, которую скрывал в себе оригинал, и с восторгом повторял про себя эту мантру, которая, к тому же была вполне в духе изречений моего любимого литературного персонажа, даже не осознавая при этом, насколько она, кстати, теоретически близка корчагинскому "...она даётся ему один раз, и прожить её надо так, ... чтобы, умирая, мог сказать..."

Великолепный образец того, как дьявол смеется над людьми. Однако, как известно, каждый видит то, что более всего хочет видеть.
И если бы вдруг выяснилось, что Мэй Уэст изрекла свою знаменитую сентенцию в 1934, когда Островский вложил в уста своего героя бессмертное "чтобы не было мучительно больно", я бы, пожалуй, понимающе кивнул.